Корзина
Нравится

Почему в России нет моды? Мнение Виталия Козака

17218
Почему в России нет моды? Мнение Виталия Козака

Устав слышать унылое «в России моды нет», мы решили разобраться, в чем же беда отечественной fashion-индустрии и что с этим делать. Истину искали, само собой, не в одиночку, а в приятной компании дизайнеров, байеров и других людей, знающих все о моде в России и ее особенностях.

Не так давно ситуацию проясняли в компании дизайнера Кирилла Гасилина, а теперь на очереди второй спикер. На сей раз, на наши вопросы ответил Виталий Козак — некогда пресс-атташе Валентина Юдашкина и представитель модного дома Escada в России, а ныне организатор вечеринок Love Boat в «Солянке», fashion-блогер, обладатель завидного гардероба и любимец светской Москвы.

Одни хвалят русскую индустрию моды, говоря, что она развивается семимильными шагами. Другие ругают и делают довольно пессимистичные прогнозы. Как по-твоему, где истина?

Зависит от того, под каким углом на нашу индустрию смотреть. Давай попробуем сравнить ее, например, с итальянской индустрией. Там так много фабрик, что они не только собственные марки успевают отшивать, но еще и за зарубежные заказы берутся - почти половина французских марок отшиваются там, в Италии. Вот это я понимаю, индустрия. У нас же все устроено принципиально иначе. Наша индустрия существует в рамках ателье. И это очень хорошо.

Индивидуальный подход к клиенту - это именно то, чего так не хватает Европе с их огромными модными домами. Там не так-то просто прийти к дизайнеру и заказать вещь по своим меркам, особенного цвета, из уникальной ткани. Там, даже купив платье Dior за 10 тысяч евро, вы не можете быть уверены, что не увидите такое же на какой-нибудь другой гостье светского вечера. То есть мода, даже если она стоит громадных денег, сейчас становится массовой.

Так что же мешает русским дизайнерам жить на частных заказах и в ус не дуть?

Наши дизайнеры, в большинстве своем, стремятся в Европу, хотят стать частью большой индустрии, продавать свои коллекции по всему миру. Но этого не происходит - в России просто нет тех возможностей, которые есть в Европе. Взять хотя бы те же фабрики - у нас попросту нет предприятий, которые могли бы отшивать коллекции на желаемом уровне. Размещать заказы на европейских фабриках они тоже не могут, потому что у наших совершенно другие тиражи.

У каждой фабрики есть определенный размер минимальной партии - скажем, 50 пар туфель. Но российские дизайнеры просто не могут обеспечить большой сбыт - заказы у них единичные, частные. Вот и получается замкнутый круг: наши дизайнеры зачем-то пытаются выпрыгивать из штанишек, рвутся на Запад, когда могут работать в формате ателье и все будут счастливы.

 

   


В последнее время наши все чаще устраивают показы на европейских Неделях моды. Хочешь сказать, это совершенно не окупается?

Российская индустрия моды держится на талантах. Их немного, человек 10, все они сейчас на виду. Но почему-то многие из них тратят безумные деньги на показы в Париже. Не окупается это ни разу. Сама подумай: показ стоит 300-500 тысяч евро. Я уверяю, ни один байер после шоу не сделает заказ настолько крупный, что он покроет значительную часть расходов. Но дай Бог, эти 300-500 тысяч все же набрали, показ окупился. Но ведь это еще полдела - чтобы выполнить заказы, нужно вложиться еще, да и зарплату сотрудникам никто не отменял.

Получается, финансовых перспектив в Европе нет. Так зачем же все туда так стремятся?

Знаешь, есть такая особая категория девушек. Они хотят красивой жизни и готовы за это платить. Покупая одежду и украшения, они как бы покупают входной билет в этот мир. Именно это у них ассоциируется с успехом. А вот дизайнеры в большинстве своем хотят выходить под аплодисменты публики и получать цветы на подиумах в Париже. И некоторые, представь, делают коллекции исключительно ради этого. В таком случае это просто тщеславие.

А как тебе кажется, на российских Неделях моды больше тщеславных или талантливых?

Наши недели моды - это ужас! Достойных там можно пересчитать по пальцам. Чтобы все это приобрело правильную форму и содержание, нужен проект на государственном уровне. Например, "Недели русской моды" при поддержке правительства России. Во главе должен стоять очень правильный человек из нашей индустрии, который будет заниматься отбором дизайнеров, и будет делать это объективно.
Пока что самый лучший состав - на Cycles&Seasons, но и там все основано на личных отношениях.

А человек, который будет на правительственном уровне этим заниматься, должен быть прям святым, непогрешимым, оценивать всех претендентов по достоинству. Для начала, пускай определит круг обязательных участников (тройку из Volvo Fashion Week, столько же из Mercedes-Benz Fashion Week), а дальше отсматривает новых в порядке конкурса. Для молодых дизайнеров можно устроить один сборный показ - например, показать 10 мини-коллекций сразу. Это не будет так дорого стоить, зато дизайнеры сумеют проявить себя.

У некоторых русских дизайнеров все складывается довольно успешно на Западе. Гоша Рубчинский продается в Dover Street Market, Вика Газинская оформила витрину парижского Colette. Кира Пластинина со своей линейкой Lublu, в конце концов, о ней же WWD.com всерьез пишет.

Бренд Киры Пластининой - чуть ли не единственный российский, который работает в таких масштабах и с впечатляющими оборотами. Этакий аналог Zara или Mango. Я очень "за". Но даже она, невзирая на бесперебойное финансирование, однажды потерпела неудачу, стремясь вывести бренд на американский рынок. Мне кажется, это все от чрезмерных амбиций. То же самое показал опыт Алены Ахмадуллиной. Она прекрасный дизайнер, но зачем нужно было открывать этот магазин-дворец на Никольской? Русский монобренд пока, увы, не может работать в таких условиях "в плюс".

Есть другой пример - магазин Симачева в Столешниковом. Но почему он успешен? Потому что там бар. Или вот был я недавно у Саши Терехова. У него малюсенький магазин, но это совершенно правильно. На площади в 60 квадратов каждый метр приносит адекватную прибыль. Коллекции небольшие, клиентов достаточно и если вдруг что-то понадобится дошить, проблем не будет - ателье через дорогу. Вот это, я считаю, пример грамотной организации дела.

Вике Газинской нравится быть звездой и всем остальным нравится, что она - звезда.

А что ты скажешь о Вике Газинской?

Вика большая молодец, она выбрала очень правильный путь. Да, могла приехать со своей коллекцией в Париж, но кто бы пошел на нее смотреть? Поэтому сначала она стала ездить в Париж как будто бы просто так, на Недели моды. В это время Париж очень красивый - можно просто сидеть на улице и любоваться на шикарно одетых людей. А Викуля - она потрясающий стилист и лучшая модель для собственной коллекции. Не удивительно, что просто переходя с показа на показ, перебегая из бара в бар, она очень быстро стала звездой модных блогов, звездой Парижа.

У всех, кто обращал на нее внимание, возникал вопрос: "кто она"? Даже у Карин Ройтфельд. Вика быстро обросла связями, в том числе среди модных блогеров, у людей возник жгучий интерес к ее личности, а следом - и к коллекции. Она же, ко всему прочему, еще и дизайнер очень талантливый. Я за нее очень рад: Вике Газинской нравится быть звездой и всем остальным нравится, что она - звезда.

Наверное, чтобы добиться в этой профессии успеха, необходимо обладать как раз таким набором качеств.

Вовсе необязательно. Вот Саша Терехов - он совсем не такой, он скромный, никогда не эпатирует публику. Просто он талантлив и везуч. Сначала у него была Аня Григорьева - потрясающий менеджер. У них шоу-рум был прямо в номере отеля Ritz. Туда приходили клиенты, закупщики. Сейчас у Саши замечательный инвестор - Оксана Лаврентьева. Она собрала прекрасную, очень профессиональную команду. Они занимаются продажами, а Саша - он просто делает дизайн. Так и должно быть.

Как думаешь, что будет происходить с глобальной индустрией моды? Куда будет смещаться ее центр, какие города будут столицами моды?

На лидирующие позиции, несомненно, выйдет Китай. Сейчас даже итальянские дизайнеры зачастую шьют свои вещи в Китае - это дешевле и проще. Сейчас мир делится на сферы, где создают дизайн и где его производят. Китай, например - он производит. Я верю, что все больше дизайнеров будут фокусироваться на частных заказах. Я слышал, что сейчас даже большие Дома моды делают такие особые коллекции - не couture, не pret-a-porter, а где-то между. Ведь коллекции pret-a-porter, как правило, тиражированы, а чтобы надеть couture нужно ждать особого повода.

В Модные дома приходят клиентки, которые хотят чего-то особенного, и им устраивают персональные дефиле. Ну, например, такие оригиналки, как Ульяна Сергеенко. Она очень крутая -  как она одевается, вообще никто больше не одевается. Она удивительно органично смешивает, например, Vika Gazinskaya и Chanel. И это как раз тот случай, когда иметь просто платье Dior - неинтересно. Она - яркая представительница того среза модниц, которым и адресована новая услуга.

 

 


Понятно, что для них стоимость вещи значения не имеет. Но большинство все же удивляют завышенные московские цены. Скажи, накручивают по объективным причинам?

Нет ни одной необъективной причины, это однозначно. Для всех европейских брендов, которые мы продаем в Москве, существует своя рекомендованная наценка. Но для Москвы она, конечно, выше и на то есть множество причин - аренда здесь стоит совершенно бешеных денег, таможенные сборы и другие обстоятельства, которые не позволят заработать предпринимателю, если он не будет делать наценку. В Европе, конечно, все  иначе, наценки намного ниже. Но им и не нужно тратить столько, сколько приходится нашим.

Вот произведена вещь в Италии и переезжает она во Францию. В тот же день такая же партия отправляется в Москву. В Париж вещи приедут через день. Небольшие манипуляции с этикетками, развеской и всё, вещи готовы к продаже. Наш же груз, российский, сначала должен преодолеть тысячи километров. На самолете это быстро, но нереально дорого, поэтому чаще берут машины. Эти громадные траки должны преодолеть таможню, отстоять в очереди, пройти все процедуры очистки, прийти на склад.

Бренд при этом помогать не станет - скажем, та же Prada заинтересована в первую очередь в том, чтобы побыстрее доставить вещи в свои флагманские магазины в Европе и только потом - в большие зарубежные франшизы. В результате, наш товар приходит с задержкой как минимум на две недели и стоит на полке в магазине заметно дороже, ведь иначе не отбить расходы на эту долгую и мучительную доставку.
Так что нельзя обвинять Mercury и Bosco в том, что они этакие "рвачи", накручивают цены. Наоборот, подумайте лучше о том, какие наши байеры талантливые, как хорошо они знают вкусы покупателей и каким вниманием умудряются их окружить, что у нас в Москве эти вещи продаются, несмотря на опоздания и наценки.

А что ты думаешь об интернет-торговле? Расходы там ниже, а значит и наценки тоже.

Думаю, это очень перспективное направление. Покупательская способность в интернете очень высока. Товары уровня luxury покупают люди от 35 лет. Это же как раз те занятые женщины, которые много работают и многого добились. Они приходят домой около 10 вечера, укладывают спать своих детей и начинают делать покупки в интернете. Я считаю, тот, кто первым сумеет в России поставить это дело на поток, обречен на успех. Основной плюс такой торговли - отсутствие фактора аренды магазина. Нужен только склад, продуманный сайт.

Получается, аренда - вообще камень преткновения.

Так и есть. Я считаю, что индустрии моды необходима федеральная поддержка еще и потому, что тогда появится возможность пользоваться государственными площадями. Есть же Москомимущество, где аренда стоит вообще копейки. Беда в том, что все очень сильно коррумпировано - все отдается "своим" за откупные. Я слышал, что заплатив полмиллиона евро, можно получить место в центре Москвы в аренду на 10 лет. Это вполне официальная правительственная программа. Заплатившему такой взнос, в дальнейшем аренда будет обходиться в 28 тысяч рублей в месяц.

 

 


Прямо как история с Макдональдсом на Пушкинской, где, говорят, аренда стоит чуть ли не 1 доллар за квадратный метр в месяц.

Вот-вот. А вывод какой? У страны есть ресурсы, просто поскольку их можно продать, а не дать, их продают. А могли бы дать, например, дизайнерам площадь в 1000 квадратных метров, где каждый обустроит по корнеру в 30 метров и платить за это, скажем, 5000 рублей в месяц, что каждому по карману. Но, безусловно, все это должно происходить под определенным контролем. Вот есть же главный архитектор в Москве, который заботится о том, чтобы город был красивым. Вот такой человек должен быть и в моде.

И кто же может им стать?

Очень сложный вопрос. Индустрия молодая. Конечно, есть взрослые люди, которые начинали когда-то давно, стояли у истоков. Но знаете, в моде очень легко потерять нюх. Вот Слава Зайцев - он роскошный. Но он вышел куда-то за пределы - он уже не в моде, это что-то другое, где нет тенденций. Нам очень нравится то, что он делает, но это уже ближе к театру.

А вот Наталья Борисовна Козлова - она, что называется, чует. Она всегда поддерживает действительно талантливых русских дизайнеров. Но у нас,  русских, очень сильны личные эмоции, объективными нам оставаться сложно. Так что это должен быть полусвятой человек, который осознавал бы свою ответственность перед страной и не ставил бы свои эмоции - ну поссорился он с кем-то из дизайнеров, например - превыше всего остального. Он должен понимать: художники часто бывают сложными людьми.

 

 


Мысль классная, но реально ли это?

Думаю, да, все реально. У нас сейчас молодое правительство, молодая страна. Возможно, руки дойдут и до моды. Похоже, есть другие вопросы, которые стремятся решать в первую очередь. Наверное, чтобы государство обратило внимание на моду, в стране в целом все должно быть хорошо. Ну знаешь - пенсионеры сыты, бездомных нет, и тут-то вдруг они и вспоминают – "о, да у нас же дизайнеров талантливых множество, почему бы нам им не помочь".

И, конечно, все должно так совпасть, чтобы именно в этот момент подал голос человек, который действительно болеет за моду и сказал: "Ребята, легко! Много для этого не надо! Один магазин, два раза в год Недели моды. Найдем спонсоров!" А ведь в этом действительно ничего особенно сложного, все хотят быть спонсорами на федеральном уровне. В общем, все можно устроить и самим на этом деле отлично зарабатывать. Нужно только, чтобы об этом задумались не только мы, но и те, кто в этой стране принимает решения.

Фотограф: Роман Коновалов, Николай Казеев