Корзина
Нравится

Мик Джаггер. Фотоальбом

5104
Мик Джаггер. Фотоальбом

Если бы рок-н-ролл был человеком, то этим человеком наверняка бы стал лидер культовой группы The Rolling Stones Мик Джаггер. Он создал на сцене образ практически идеального рок-фронтмена - дерзкого и подвижного, агрессивно-сексуального, с голосом, то грубым, то женственным и мягким, обладающего исключительным чувством стиля и бесспорной харизмой.

В рамках Седьмого Московского Международного фестиваля "Мода и стиль в фотографии" в Мультимедиа Арт Музее состялось открытие выставки "Мик Джаггер. Фотоальбом". Куратор выставки, директор фестиваля "Фотографические встречи в Арле" Франсуа Эбель:

"Физиономические свойства лица Джаггера, его узнаваемость вдохновляют фотографов на преодоление привычного документализма. Образы, созданные выдающимися художниками, дают нам представление о том, как по-разному возникает тонкая связь между моделью и фотографом, какие разные и неожиданные формы этот контакт приобретает в снимках".

Неудивительно, что фигура Джаггера вдохновляла Энди Уорхола, Херба Ритца, Питера  Линдберга, Энни Лейбовитц, Карла Лагерфельда, Сесил Битон, Альберта Уотсона,  Антона Корбайна, Гарри Гудвина, Брайана Адамса и многих других. Начиная с самых первых выступлений музыканта в 1962 году и до сегодняшнего дня, они встречались с ним, наблюдали и снимали. На выставке "Мик Джаггер. Фотоальбом" будет представлено 70 портретов, на которых можно проследить не только историю творческого пути рок-звезды, но и эволюцию жанра фотопортрета на протяжении полувека.

В ослепительно белом костюме, в простой белой футболке с бутылкой пива в руке, в черной шубе на обнаженном торсе, в джинсах и кожаной куртке, в театральном бархатном камзоле или в женском парике - Джаггер подобен хамелеону, меняющему свое обличие в разных ситуациях, в зависимости от создаваемого образа. При этом, несмотря на все переодевания и лицедейство, он всегда остается самим собой. Альберт Уотсон и вовсе представил его лицо в образе дикого зверя, леопарда, и получившаяся фотография поражает тем, насколько органично эти два лица проникли друг в друга, и насколько харизма Мика оказалась при этом сильнее хищника.