Корзина
Нравится

Чарльз Томпсон "Sirin and Alconost"

10317
Чарльз Томпсон Sirin and Alconost

Галерея "Победа" представила первую в России персональную выставку Чарльза Томпсона "Sirin and Alconost".

Чарльз Томпсон - арт-фотограф, чьи работы неоднократно появлялись в таких изданиях как L'Officiel, Vogue, Esquire, Elle Décor, Town & Country, The New York Times, и многих других. Свою карьеру в фотографии он начал, работая ответственным редактором в известном этнографическом журнале Colors компании Benetton. Сейчас Чарльз живет между Нью-Йорком и Москвой.

"Миф о Сирине и Алконосте, мифических существах–полуптицах-полуженщинах я впервые прочитал в книге  о древнерусских традициях в искусстве и костюме. Автор описывал  магических созданий, обладающих телом птицы и человеческой головой; существа, при желании,  могут превратиться в женщин. Сирин и Алконост были  популярными мотивами в крестьянском искусстве, их изображения часто использовались на кружевах и вышивках, в резьбе по дереву и лубочных картинах 16 века. Языческие мифы гласили, что  их песня так завораживала, что мужчины следовали за птицами на край земли, где умирали от изнеможения. Позднее, уже в православной традиции,  крылатые женские фигуры стали символами Святого Духа: райские птицы пели свои песни, чтобы ублажать святых. Виктор Михайлович Васнецов  изобразил Сирина и Алконоста в своей работе 1896 года "Песня радости и песня печали", добавив к значению мифических существ еще один уровень. Таким образом, с течением времени легенда изменилась, но мистическая способность преображаться всегда оставалась присущей этим удивительным созданиям. 
 
Для меня миф о Сирине и Алконосте воплощает в себе страстное желание уйти от ограничений, которые мешают человеку, войти в царство чистой силы, красоты и безграничных возможно-стей.  Безусловно, Сирин и Алконост - символы женской силы, красоты и интеллекта, но в то же время они олицетворяют что-то универсальное, вселенское. Это стремление к метаморфозам, к тому, чтобы стать чем-то  необыкновенным, вероятно, разделяет все человечество. Мне кажется, в русской культуре, особенно в балете  это  стремление выражено особенно ярко. Балерины на этих снимках запечатлены в тот самый момент трансформации, когда птичьи крылья  вот-вот должны появиться, а человеческое уже находится в состоянии полета. Изображения фиксируют ключевой момент перехода меж двух миров – человеческим и сверхчеловеческим. Это похоже на то, как Эдвард Майбридж в 1877 году запечатлел тот самый момент, когда лошадь, бегущая галопом, находится в полете, не  касаясь копытами земли.  Зафиксированные светом, подобно бабочкам, летающие жен-ские фигуры вращаются и изгибаются, и плещут чистейшей энергией и безграничными возможностями".

Автор: Эльвира Тарноградская